?

Log in

No account? Create an account
Людмила Херсонская
23 June 2016 @ 02:42 pm
в детстве думаешь, доносы пишутся только под пытками,
потом приходит война и падает рукомойник,тазик,
табурет, становясь на который забивали гвоздь в стену
и вешали портрет вождя - начальника пыток.
потом победа, ее добывают женщины,
откуда-то приносят победу вместе с бидоном
молока, улыбаются чему-то, чего не видно -
в сарае стоят коровы, седые от голода,
тоже улыбаются, ласковые перед смертью.
потом живые начинают писать доносы -
кому-то нужно кормить седую корову,
кому-то сарай - держать пустые бидоны,
кому-то просто обидно - сосед женился.

вождя давно уже нет, табурет остался,
они садятся к столу и выводят буквы:
могила. вождю. довожу до вашего сведенья,
что сосед мой сазонов вэ вэ ведет себя странно,
возвращается поздно, примите меры,
что сосед мой сазонов вэ вэ ведет себя странно,
возвращается поздно, примите меры,
в чем и расписываюсь, а нам с женою-дояркой -
путевку на берег крыма отдохнуть от соседа.
 
 
Людмила Херсонская
19 June 2016 @ 10:32 am
опять человечество справиться не сумело
стоит человечество белое белее мела
стоит, смотрит на разруху, руками разводит,
войск не отвести – глаз не отводит.
стоит и смотрит, как пустой ребенок
прозрачными синими глазами, смотрит с пеленок,
глазами синими – не понимает,
хватает ручонками – и ломает, ломает.
что построено прежде – ломает, ломает,
что написано нарисовано - не понимает,
просит у Бога, сделай как раньше было,
подуй на горячее, чтоб быстрее остыло,
зашей, оживи, почини все что ломали веками
стоит человечество, злится, трясет кулачками
19 июня, 2015
 
 
Людмила Херсонская
18 June 2016 @ 04:07 pm
ты это ты ребенок, который хотел во дворе играть,
там вождь индейский и враг, с которым биться и умирать.
возьми себе на мороженое и больше не трать.
не рви штанишки

но ты это ты ребенок, идешь в дозор,
ты будешь индеец кампо Орлиный Взор,
или лучше всего Соколиный, не Взор, а Глаз
в чужие кусты не лазь, не пачкай ладошки

но ты это ты ребенок. индейский вождь
не шлет за тобою отряд, на улице дождь,
не шлет за тобою зонт, мамин непромокаемый капюшон,
ты всего лишен. намокли сандалии

но ты это ты ребенок. зубы сцепив,
бежишь по лужам, по прериям, по степи,
дети ушли домой, они не будут с тобою играть.
они оставили тебя умирать.

только ты это ты. ребенок. Соколиный Глаз имя твое,
зажмурь соколиный глаз, подними копье.
мамы не ругают индейцев, они пришьют к штанам бахрому,
отмоют ладошки, высушат сандалии. иди, я тебя обниму
 
 
Людмила Херсонская
18 June 2016 @ 01:45 am
о. Михаилу
пока у людей еще не утратилось человеческое людское,
пока мама в платье с белым воротничком - такое,
пока дама в лице белом сидит за роялем, продевает в клавиши руки,
пока, до свидания, до скорой встречи, до новой разлуки..
зрители умирают от времени прямо в зале,
сразу после аплодисментов, как будто им не сказали,
что музыка ушла спать за кулисы пыли, как будто о них забыли..
но пока из пшеничного поля бывает буханка хлеба,
а из чьих-то глаз - если плакать - выходит небо,
а из чьей-то смерти.. но вот он светится на старом фото,
пока ты любишь кого-то ..
 
 
Людмила Херсонская
***
российский военный парад
очень похож на ад
по площади ползет нехорошее, гусеницы раздвигая,
за пупырчатой машиной смерти идет другая -
"предназначенная для уничтожения живой силы",
ветераны смотрят из братской могилы
на костыли-портреты,
думают, лучше бы красили скамейки, жарили котлеты,
а они детей одели в солдатов, нацепили им жучьи знаки.

на девушке в мини, если смотреть снизу - трусы цвета хаки,
на голове, как перевернутая лодка
стоит пилотка,
девушка пробует ногтем крупное железное насекомое,
похожее на пушку, нащупывает искомое
с дулом, с хоботом, с боеголовкой,
пахнет столовкой.
ветераны вздыхают, после нас хоть потоп, хоть бесстыжий поп,
благословивший смерть святою водою, хоть этот полк,
хоть скверна, хоть тупое мычание,
только бы молчание, хотя бы на минуту молчание..
 
 
 
Людмила Херсонская
09 May 2016 @ 07:50 am
ТЕТЯ ШУРА
***
теперь это мой дядя, погибший мой,
теперь он просит,
как многие герои просят -
пусти домой.
пусти посидеть под крышей,
под видом птицы маленькой воробей
сядь рядом не робей.
помнишь, как тетя шура твоя..

Мне ли не помнить тетю Шуру мою!
Спускалась с третьего этажа, говорила: - Убью!
Отравили девку! - разводила марганцовку, - пей,
и я пила, хоть убей.
Меня укачивало в автобусе, как назло
мы ехали в гости автобусом, у тети Шуры меня рвало,
она тащила меня из обморока, как раненого из огня,
не любила меня.

отрезала ненужные ноги,
сушила бинты у костра
любимая дядина шура
хирургическая медсестра,
на всю глубину жизни заглянувшая в смерть.
умиравшим солдатам она кричала: - не сметь!
и многие не смели ослушаться, и оставались жить.

- Пей марганцовку! Я плакала и пила. Как было не пить?
9 мая 2015
 
 
Людмила Херсонская
04 April 2016 @ 11:08 pm
Диалог двоюродных брата и сестры. На разных языках.


Он всерьез говорит сестре: - Понимаешь, Мария,-
говорит он старой больной старухе, -
возвращая обществу педофила с большими руками,
мы проделали много работы, мы брали его на кофе.

- А ты знаешь, Ирвин, отец твой нас спас в 30-х,
посылал из Канады посылки с большой едою,
а семью нашу выслали на подводе, и где те куры,
все хозяйство - двенадцать ртов и больная мама.

- Педофилы – больные люди, говорит он Марии,
помоги отверженным, от которых все отвернулись.

- Отвернешься от ветра, а он продувает спину,
просыпались покрытые инеем вместе с мохом.

- Этот Джо-педофил никогда нигде не работал,
мы нашли ему место, где он большими руками
рушит здания, применяя силу во благо.

- Мы ходили строем и жили в старом бараке.
Не хватало воды, мы пили ее повсюду –
рядом с вентилем, откуда пили вороны,
и из лужи с лягушками, ртом, через тряпку фильтруя.

- Этот Джо – наша гордость, жертва насилия с детства,
педофил, ленивый дебил с большими руками.
У него депрессия с тех пор, как он на свободе,
предстоит еще много работы, плюс расходы и кофе.

- Знаешь, Ирвин, у меня ведь не было детства,
я с двенадцати лет валила лес для Советов,
но зато у меня три класса плюс стаж работы.
Жаль, что пенсия ежедневно становится меньше –
наши цены, как тесто - растут на дрожжах и дрожи.
Лишь бы не было голода. Твой отец помогал с едою,
а теперь соседи - то хлеба купят, то масла.
Знаешь, Ирвин, человек ко всему привыкает.
Этот Джо Педофил, которому ты помогаешь,
я не знаю, за что он сидел, но спаси его Боже.

2008
 
 
Людмила Херсонская
04 April 2016 @ 02:06 pm
***
про некоторых правителей – лучше б они не рождались,
не сучили ножками в детстве, материнским молоком не питались,
не играли в песочнице, не носили сандалии,
не имели бы книжку-раскраску и т.п. и так далее.
плохо, что они ходили в среднюю школу,
портфель, ворота, дворовой чемпионат по футболу,
мячик летел гол как сокол в воротах,
вот и мальчик в резиновых ботах.
коммунальная кухня, граненый стаканчик,
дым папиросы, а был ли мальчик?
или кто другой рос в питерской коммуналке?
качает головой соседка, лицо в тоналке -
был да сплыл. в кастрюле плывет половник,
мальчик со стриженой головой, называется уголовник.
 
 
Людмила Херсонская
03 April 2016 @ 01:06 am
коты с выражением морды "глаза б мои этого не видели" прикрывают нос и глаза лапой. значит, похолодает.

баська ночью в приступе нежности легла головой на мою подушку и лизала мне щеку. правую. я перевернулась на живот и подставила левую.

когда болен кто-то из близких, каждому доктору - или недоверие, или же, наоборот, он - бог. просишь как у бога, "спаси и сохрани, врачу"

таксист из дорогой службы такси жалуется: здесь, конечно, платят больше, но хамства и унижения со стороны пассажиров намного больше, чем платят.

другой таксист вспоминает, как рушили якобы ветхий строгановский мост в одессе, били-били опоры грушей, и груша отлетала, как мячик, а опоры стояли себе нерушимые. как союз республик советских. по крайней мере так тогда казалось.

- И вот вы мне скажите, чем он им шатался, этот мост???
 
 
Людмила Херсонская
14 March 2016 @ 12:06 am
***
ну, хорошо, крым, но зачем отжимать
чужую мобилу, зачем, крым вашу мать?
верните за вознаграждение, я заплачу,
я, может, звонить хочу.
верните мобилу, хоть что-то верните, скоты,
хотя бы симку отдайте, мать вашу ты,
- наша взяла, - кричат, - не хочешь, а дашь,
слышится: родинаматьнаш!